Дневник погибшего солдата

Какими талантливыми порой бывают дети! Даже те, кто родился в глухой деревне, далеко от цивилизации. Таким самородком был и мой дед, Гарипов Касимьян из деревни Старый Куюк Янаульского района республики Башкортостан. Он ушел на войну в возрасте 19 лет и не вернулся, а его записная книжка (которая бережно хранится в нашей семье) дает основание считать, что, если б не война, из него получился бы прекрасный писатель и поэт. Окончил он всего 9 классов сельской школы, а какой у него красивый почерк! Как грамотно он пишет! Выражая мысли простыми словами, доходит до всех потаенных уголков человеческой души! Дневник деда написан латинскими буквами и рассказывает он правдивые, потрясающие душу истории.
Может быть, кое-какие описанные им эпизоды шокируют читателей, какие-то строчки вызовут волнение, а может и смех. Но равнодушно читать дневник невозможно. Нумерацию в дневнике проставил сам автор.

ДНЕВНИК ПОГИБШЕГО СОЛДАТА
1. Нас проводили в Армию 5-го октября 1941 года.
2. Последняя встреча с подругой Фильхай состоялась у Каримы 4-го октября.
3. Когда, простившись со всеми, мы выходили из села, моя дорогая мамочка обняла меня, сказала: «Вот и уходишь, сынок…», — остановилась и стала задумчиво смотреть нам вслед. На станцию проводили папа и сестренка. «Возвращайся живым», — растерянно произнес отец, стоя у вагона. Сестренка давала серьезные наставления: «Ты, пожалуйста, не отделяйся от товарищей, пиши письма, дай мне твою теплую ладошку на прощанье». Все эти картины всплывают в памяти постоянно, а слова проникают в сердце, становятся все более значимыми, и от этого всего на глаза наворачиваются слезы.
4. Поезд мчится очень быстро. Я успеваю любоваться родными пейзажами — стройными белыми березами и бархатными соснами на вершинах и подножиях гор — они повышают настроение, дают необъяснимую энергию молодому сердцу.
5. Такие картины за окном вагона чередовались до самого Свердловска, порой казалось, что высокие березы на мраморных скалах падают на нас, и это ощущение наполняло мою голову разными мыслями.
6. После Свердловска сосновые леса и березовые рощи почти пропали, а вместо них появились ивняки, невысокие осины, они уже мало напоминали наши леса.

7. Пятеро друзей красиво простились и ушли из села живыми-здоровыми. Нам неизвестно: временно мы расстались с родными людьми и родными местами или навечно. Сейчас мы все вместе, но по возвращении на Родину некоторых уже не будет, они погибнут. Эти прощальные мгновения оставят в наших молодых сердцах незабываемую горечь, а в сердцах наших подруг — незабываемую тоску.
8. Нескошенные пшеничные поля возле дорог, неубранный вовремя овес говорили о том, что в этих селах осталось мало работоспособных людей, что все мужчины ушли на фронт.
9. Пятеро друзей на поезде приехали в город Курган. Остановка была слегка неожиданной, так как наши молодые сердца желали ехать долго, понимая, что попасть в руки строгих командиров — это все равно что попасть в капкан. Дали команду выйти из вагонов, пятеро друзей, чуть-чуть дрожа, вышли и встали в строй.
10. Нас повели в агитпункт, там прошел митинг. Мы узнали, что учиться будем недолго, то есть через два месяца уйдем на фронт, и это известие огорчило наши сердца.
11. Мы направились в курганские леса, находившиеся в 15 километрах от города. Проходили через город, который показался нам немного неуютным из-за присутствия большого количества военных, хотя и был красивым.
Вот на высокой и пологой горе — курганские леса… Тихонько шелестят пожелтевшие листья стройных белых берез. Травы в лесу не осталось, куда ни посмотришь — армия, проходя мимо бараков, протянувшихся километра на три, пятеро друзей почувствовали, как падает их настроение. Вот она какая армия! Вот тебе землянка — живи там! Пятеро друзей совсем сникли, когда увидели множество солдат, шерудивших палками и не находивших в убранном уже картофельном поле картошку. Мы поняли, что армейцы еще и голодны.
12. Строем подошли и остановились у дерева. К нам навстречу подошел один русский человек, будто бы нарочно, чтоб его увидели. У него на ногах были ботинки с раздвоившимися носами, откуда не только выглядывали, но и частью волочились по земле его портянки, хотя оба ботинка были замотаны-перемотаны чем-то вроде мочала, а на спину он повесил мешок, так как другой теплой одежды у него, видимо, не было.
13. Вот еще один армеец примерно сорока пяти лет лежит и греется на солнышке… Ботинок у него нет, только тонкие прохудившиеся носки, сквозь которые видны его большие грязные ноги, зато поверх гимнастерки надета старая телогрейка. Как только мы подошли, он начал просить продать ему хлеба. Столько хлеба у нас не было. Мой друг Гатуф, пожалев этих двух немолодых армейцев, отдал им начавшее портиться мясо и два куска сухарей. Они обрадовались и радостно засмеялись.
14. В Курган мы приехали 8-го октября. Разместившись и предавшись вечернему отдыху, я начал думать о разном.
Одна из встреч с подругой Фильхай произошла в новогодний вечер, мы смотрели кино в Сталинском клубе. Эх, душа моя! В ту ночь ты последний раз спала в моих объятьях и я обнимал тебя, милую, сонную. Подруга моя нежная, наше прощанье и тепло твоих мягких рук оставили во мне нашу незабываемую тайну.
15. Эх, подруги наши! Мысленно шлю вам сердечный привет от всех пятерых друзей. Когда же мы увидим эти нежные взгляды! Когда еще встретимся, пожмем ваши ручки, и когда же будем лежать в ваших горячих объятиях, открывая вам свои сер¬дечные тайны! Нет, таких встреч, увы, уже не будет. Мы уйдем на фронт, оттуда не всегда возвращаются живыми, кто-то погибнет, кто-то вернется без ног или без рук. Если мы вернемся калеками, вы о нас и не вспомните, скажете: «Мы инвалидов любить не хотим». Правду я говорю, подруги дорогие?
16. Нет, лучше уж не возвращаться калекой и не жить, мучаясь и мучая других. Чем так жить — лучше умереть. Кто-то, возможно, caм будет вынужден пустить себе последнюю пулю в лоб. Но вы об этом не узнаете. А если бы узнали, может и пожалели бы нас. А девушки, которые не являются нашими подругами, даже и не пожалеют, наверно, и слова не скажут, и не вздохнут.
17. 9-го октября медицинская комиссия установила, что Назим и Закир по здоровью годятся к службе в лыжном полку, а у Гатуфа, Мулахана и Касима нашли сердечную болезнь, и они оказались не годными в лыжный полк. Поначалу мы этому только обрадовались, предполагая, что нас отправят домой или в другое место. Но нам предстояло расстаться с друзьями, и это огорчало.
18. Сердца пятерых друзей горевали еще из-за того, что кормили нас всего два раза в день.
19. Нам было бы тяжело расставаться с Назимом и Закиром. Два друга вечерами приходили к нам, мы тепло и нежно вели разговоры; слова Назима и Закира о жизни и смерти вселяли в сердце страх и горечь. К счастью, расставания не случилось. Нac отделили, но только в составе роты.
20. С 9-го октября 1941 года мы несколько раз стояли в патруле с парнем из Карманово Юсуповым Магсумом, нашим земляком. В первое дежурство сверху зарядил дождь. Мы только что познакомились, начали рассказывать друг другу сердечные тайны, делились радостями и горестями, поднимали друг другу настроение. Но вот холодный дождь стал проникать в теплое тело и мы стали думать о том, где просушить одежду… Вспомнился дом, родная сестра…
21. Моя дорогая сестренка, маковый цветочек, я хочу попросить тебя вот о чём: деревья, которые я посадил и поливал, пожалуйста, вырасти, позаботься о них, не дай скотине попортить. Во-вторых, собери в саду семена со всех цветов, весной их посеешь в память обо мне… В-третьих, возьми поштучно семена, которые я прислал в конверте вместе с письмом, постарайся их умножить. В-четвертых, прошу не обижать нашу дорогую маму, всегда выполнять все ее просьбы и поручения, не сопротивляясь. В-пятых, я верю, что ты будешь слушаться нашего папу, сделаешь все, что он скажет. В-шестых, прошу тебя общаться с моей подругой Фильхай, спрашивай о здоровье, о житье-бытье и том, при¬ходят ли ей мои письма. Если ты получишь мое письмо, прочтите его вместе. Пожалуйста, не сторонись её.
22. Дорогая сестренка, я понимаю, что все тяжести жизни падают теперь на твои хрупкие плечи. Пусть сейчас тебе трудно, но когда я вернусь и обзаведусь семьей, постараюсь сделать всё, чтобы вы жили, как в райском саду, утопая в цветах.
Проследи, пожалуйста, чтобы отец не рвал мои учебники на курево. Они мне еще пригодятся. Те, что я оставил в сарае, где лежат доски, занеси домой а спрячь в сундуке. Ну а если враг подойдет к деревне, все книги заверни во что-нибудь и закопай в саду.

23. Дорогой папа, от меня Вам, дорогому отцу, следующее завещание:
1) Прошу не обижать дорогую маму, говоря ей непристойные слова.
2) Хочу, чтобы Вы постарались двигать жизнь вперед, хозяйствовали исправно и жили втроем хорошо.
3) Сохраняйте добрые отношения с родственниками.

24. Дорогой мамочке такой совет: постарайся беречь свое здоровье, не берись за тяжелую работу.
Эх, воспоминания о моем печальном детстве рвут душу. Перед глазами проходит то голодное время, когда мы собирали в поле борщевик, а весной вместе с мамой искали под стогами оставшиеся после уборки зерна пшеницы и ржи. Меня ещё суслик укусил тогда за руку, и она долго не заживала. Думаю, эти дни не забудутся никогда.
25. Я мучительно пережил эти голодные годы: родился в голодный год, было голодно, оттого что у мамы не было молока. Эх, какое же счастье может быть у ребенка, родившегося в голодный год! Вот и сейчас служу в армии, страдая от голода. Долго ли продлятся эти мои мучения?
26. Сердце бьется сильнее, щемит и колышется от того, что мы оторваны от родного дома. Эх, почему люди не свободны! Почему они не парят, как птицы, и не взмывают в небо! Если бы было так, я бы полетел на Родину, гулял бы там по просторам свободно и независимо.
27. Дорогой папа, дорогая мамочка, сестренка — маковый цветочек, прощайте. Я желаю вам долгих лет и хорошей жизни. Когда же я вернусь к вам, когда смогу утонуть в горячих объятиях отца и матери., когда обниму мою любимую сестру?
28. 22 ноября 1941 гола нас увезли из города Курган в сторону родного дома, в итоге — 27 ноября мы оказались в лагере ОСОВИАХИМ города Уфы.
В Уфу я приехал впервые. Город расположен на высокой горе. Пришлось несколько раз пройтись по улицам, очень, красивый город! Издалека просматриваются 5-6 этажные дома, украшенные разным орнаментом. По улицам тянутся глубокие канавы, по которым текут звонкие ручьи. Вот широко раскинулась река Белая. На пристанях лежат сваленные в кучу бревна и готовые плоты. Здесь я впервые попробовал воду Бедой реки на вкус.

29. В каком мы были состоянии, когда уезжали из Кургана?
Баня располагалась так далеко от наших землянок, что мы туда и не выбирались, так как, во-первых, было холодно, во- вторых, нам нечего было на себя одеть и обуть. Одежда оставалась нестираной в течение двух месяцев, поэтому рубашки и штаны стали похожими на черную клеенку. Завелись вши. Вскоре они расплодились по всей казарме. Ночами не спали, убивали вшей. Тела были искусаны ими вконец. Убивать вшей было абсолютно негде. В казарме всего одно маленькое окно, возле него со вшами боролись командир роты и командир батальона, а нам оставалось заниматься этим вне казармы на снегу или у костра, который разводили, когда шли на работу.
Чем мы питались?
Ели мы тоже на улице, что очень не нравилось. Нам варили какой-то водянистый суп. Мы его редко хлебали ложкой. Замерзшие на работе люди брали прямо в рукавицах посуду с супом и, пока не остыл, просто выпивали его. Правда, этим мы не наедались, поэтому пекли в костре подмерзшую картошку. Когда привозили капусту, свеклу и морковку, грызли их чисто по-козлиному.
Сильные холода начались перед отъездом. Я был в тонкой одежде, а обувь настолько прохудилась, что была вея перевязана и перемотана разными веревками, проволокой, чтобы не сваливалась с ног.
Пришлось нам ночевать на курганском вокзале. В столовых еда дорогая, но мы купили немного колбасы на оставшиеся у нас деньги. Если не взять колбасы, пришлось бы голодать, так как в дороге хлеба не было.
Были мы и на вокзале Челябинска. Здесь не хватало места не то что сидеть, а даже стоять. Со всех сторон начинали прижимать. Но долго мы там не задержались, последовала команда уезжать. Вокзал очень понравился, большой и красивый. А сколько там раненых! То там, то тут хромают на костылях и с палками.
Прибыли в город Златоуст. Здесь пришлось несколько дней ночевать на каменном полу вокзала. Не отправляют и всё, говорят, что в поездах нет места. Тогда мы все, договорившись, стали искать друг на друге и уничтожать вшей посреди вокзала. Народу было много, кто-то из командного состава пожаловался начальнику вокзала, После этого нас срочно отправили на санитарном товарном поезде, в котором возят раненых. В вагоне мы затопили углем железную печку, стало очень жарко. Это было ночью. Раздевшись догола, мы вместе с командиром всю ночь убивали вшей, заснули, успокоившись, только к утру. Через некоторое время подъехали к уфимскому вокзалу, но там задерживаться не стали. Нас от везли в лагерь ОСОВИАХИМа.

30. Уфа! Возвращение в Уфу — это было приближение к моей малой родине. Здесь дисциплина была жестче, чем в Кургане. Кормежка оказалась хорошей, хотя все равно не хватало. Масла давали много Ели и капусту, свеклу, и морковь. Через день дежурили в столовой. Вот тогда мы наедались вдоволь. Правда, голодный человек ест сразу много, как будто не наестся. Придешь из столовой, а тут живот начинает крутить. Мы из столовой приносили хлеб, масло и консервы, делились со всеми.
31. Как меня воспитывали родители.
Мама с раннего детства растила меня с большими трудностями, так как у нее пропало молоко. Какая невыносимая доля выпадает порой родителям в воспитании детей — обычно дети этого не помнят. А я помню многое: нам пришлось пережить очень тяжелые годы. Некоторые дети не учитывают того, с какими трудностями растили их родители, не уважают отца и мать. Немало повидал я невоспитанных ребят. Мысли у таких направлены лишь на то, чтобы поскорее жениться и жить отдельно от родителей. Но так думать нельзя. Если мать и отец вырастили и воспитали тебя — ты должен душевно заботиться о них в старости. Я считаю это своим первым долгом.
32. Как родители учили меня хорошему.
В детстве я был очень несмелым мальчиком. Папа и мама строго учили меня быть послушным, выполнять все их поручения. Я их боялся, на улицу без разрешения выходить не мог. Коли выйду, бывало, только и жду, прислушиваюсь, когда мама позовет домой. Услышу ее голос — быстрее бегу. Так прошло моё детство. Когда стал постарше, мама и папа побуждали меня не курить, а водка мне самому не понравилась. Я ведь слушал все наставления родителей, не курил, не пил, не матерился, как другие, да и в будущем не собираюсь этого делать, потому что папа и мама меня учили жить по-другому. Я был человечным, общительным и уважительно относился к людям, и меня все любили.
Мой дорогой отец всеми силами старался меня выучить, я и сам, несмотря на голод, старался в учебе и учился хорошо. Бедная моя мама вставала очень рано и готовила мне поесть перед школой. В школу и из школы я ходил пешком, хотя она находилась в другой деревне, а в воскресенье обычно охотился на зайцев. Тогда я совсем не уставал.
Если вернусь живым, буду много читать, повышать свои знания. Я ведь интересовался математикой, физикой, химией, астрономией, медициной. Хотелось, чтобы моя будущая жизнь была красивой и безоблачной, я так и постараюсь жить.
Я ещё мало помогал отцу. Понимаю, много на него свалилось тяжестей жизни. Несмотря на свою молодость, я много размышлял об этом, но именно отец научил меня не сдаваться и преодолевать все трудности. Правда, он смолоду пристрастился к папиросам, а я до сих пор ни одной в рот не брал.
Спасибо вам, мама и папа, за то что с любовью растили меня и учили только хорошему. Командиры поощряют мою воспитанность. Я и сам себе, и тому что вырос таким, радуюсь, а сердце моё испытывает к вам огромную признательность и благодарность. Я никогда не забуду вашей искренней заботы и своих будущих детей намереваюсь воспитывать так же.
Дорогая сестренка, ты обязательно прочти эти мои записки, возьми для себя пример и будь благодарной нашим родителям, как и я. Если ты это сделаешь, то твой жизненный путь будет светлым и счастливым.
33. Мама, зачем ты так переживаешь?
Матери, наверно, очень тяжело было расстаться с единственным сыном. Мама, зачем ты так переживаешь, надо набраться немного терпения. Если так суждено, ничего не поделаешь, судьбу приходится испытывать. Человек не должен расти в материнских объятиях, быть маменькиным сыночком и не выходить в свет. Дорогая мама, Вы за меня так сильно не переживайте, прошу Вас. Ребенок или просто каждый из нас должен испытать в своей жизни и трудности, и нужду. Испытав нужду хоть один единственный раз, человек приобретает для себя самые лучшие качества. Он начинает разбираться в жизни, понимать мир, и ему будет легче строить свое будущее. Тот, кто вырос, получая только удовольствия, радость и ласку, будет и дальше желать только удовольствий и ещё больше ласки и радости, в таком человеке хороших качеств бывает мало. Такие молодые люди впоследствии начинают выступать против своих родителей, грубят им… Я таких людей не люблю, я их не понимаю. Человек все-таки должен испытывать нужду, тогда его будущее будет светлым.
Мама, мое состояние нормализовалось. Я уже не так скучаю, не так переживаю, привык. Ты тоже старайся за меня не беспокоиться. Вам трудно без меня вести хозяйство, я это знаю очень хорошо, однако надо потерпеть, подождать немного. В вашем письме я прочитал: «Мама, глядя на каждую проезжающую машину, плачет и приговаривает: «Сыночек, почему же ты не возвращаешься?». Читая эти строки, я тоже не выдержат, пришлось заплакать. Мамочка, так нельзя. Сейчас не время ожидать возвращения, ведь идет война. Пусть, год пройдет, тогда может отпустят на побывку, а если получу легкое ранение, может и раньше приеду. Вы обо мне не плачьте, устраивайте свою жизнь. ДЛЯ меня важны не слезы Ваши, а Ваше здоровье, богатая, благополучная и долгая жизнь Ваша. Я так считаю, дорогая мама.
34. Дорогой сестренке.
У меня есть очень близкий моему сердцу человек, мой цветочек, моя сестренка. Росли мы с сестрой в красивой дружбе! Мы никогда не ссорились, не дрались, как это бывает с другими детьми, росли поддержкой и опорой друг другу! По этой причине нам очень трудно переносить разлуку Если бы отношения наши не были такими хорошими, мы бы не беспокоились друг о друге и письма бы друг другу не писали. Сестренка, наше детство прошло в дружбе и понимании, и в дальнейшей жизни мы будем еще больше помогать друг другу. Сейчас тебе приходится переносить много трудностей. Я верю, что ты с ними справишься, ведь ты умелая и старательная. На тебя все смотрят с восхищением.
Сестренка, ты написала мне в Курган 7 писем, а в Уфу — 5, это показатель твоего родственного ко мне отношения. Я не все эти письма смог получить из-за перемещений. Извини, если когда-то сердился на тебя, если был некорректен в письмах. В то время состояние мое было не самым лучшим, думаю, что поймешь.

35. Дорогому отцу.
Я получил от вас письмо 6 января 1942 года. Сестренка написала, что отец собирается в дорогу, готовится поехать ко мне. Я очень обрадовался. С этого дня шел ли я поить лошадей, шагал ли в строю по улицам, объезжал ли в поле коней, все время смотрел по сторонам. Боялся, что вдруг папа приедет и не найдет меня. Так прошло несколько дней. 9-го января утром мы сидели на занятиях. Вдруг один из моих товарищей открыл дверь и сказал: «Гарипов, к тебе отец приехал, весь замерз, выходи!» Услышав это, я не знал, что делать от радости. Сердце моё готово, было выскочить, а я с нетерпением стал ожидать конца занятия. Вот оно закончилось и я торопливо вышел к отцу. Передо мной стоял мой дорогой папа… Подошел к нему, поздоровался, а потом… не выдержал и заплакал.
Две ночи я спал рядом с папой. Выслушал все деревенские новости. Жаль только, что днем не удалось посидеть и поговорить.
Папа, Вы ведь гак много гостинцев мне привезли, я ведь этого не ожидал совсем. Если бы мы дома не жили в любви и согласии, о гостинцах нечего было бы и мечтать, может быть, и писем-то друг от друга не получали бы. Мой отец, считая меня родным и любимым сыном, приехал и отыскал меня в большом городе. А моя дорогая мамочка наверно бегала и собирала гостинцы. Вы прислали мне белые, как снег, восхитительно связанные носки и рукавицы. Бабушка тоже меня не забыла, она много помогала и тогда, когда я уходил в армию, сейчас тоже прислала подарок. Я всех вас душевно благодарю. Когда забирали в армию, я так тепло простился с тетушками, они меня обнимали и плакали. Мне кажется, что другие не так близки со своими родственниками. А мы всегда испытывали теплые родственные чувства и жили по соседству очень дружно, дай Бог, и дальше так будет. Им тоже огромное спасибо за гостинцы.
36. Мой друг Ахун тоже меня не забыл, потому что с ним мы росли в крепких дружеских отношениях, В будущем, я надеюсь, мы также будем дружить, создадим хорошие семьи и будем помогать друг другу. Друг Ахун, я не забываю наши ночные шутливые похождения, то время, когда мы, сидя у канавы, посвящали друг друга в наши тайны, как веселились вместе, смеялись от души. Думаю, что и ты не забыл эти дни. Друг, я премного благодарен тебе за привет и письмо, которое ты мне прислал через отца. Эх, если бы мы оказались сейчас вместе в нашей деревне, что бы мы делали! Красивыми вечерами ходили бы с красивыми девушками, вели бы беседы не спеша. Правда, я пока еще не нашел, похожую на себя, душевную девушку. Писал деревенским девчонкам, но ответа не получил, видимо, не захотели писать.
37. Мой отец также не забыл своего родного сына. Родители моих товарищей не только не приезжают к своим детям, даже письма пишут редко, мой папа приехал! Это была такая радость для меня! До его приезда мне казалось, что очень много всего надо ему сказать, а как только отец приехал, все слова позабылись, мы так мало поговорили. Когда папа уехал домой, мне показалось, что мы виделись с ним всего две минуты да и то во сне. Хорошо было то, что хозяева съемной квартиры к нам отнеслись по-доброму. Даже попросили постирать мою одежду. Вечером приглашали нас с отцом к ним за стол, чтобы вместе посидеть, поговорить. Когда отец уезжал, мы работали всего через улицу от квартиры, чистили армейских лошадей. Я увидел отца издали, помахал ему, а он, к сожалению, меня не увидел. Я просил командира, но он не отпустил даже попрощаться. Когда отец скрылся из виду, я молча заплакал, от чего даже заболел живот, а сердце горело от обиды.
Эх, мои родные люди, я ведь по вам сильно скучаю. Сердце мое отчего-то трепещет, куда-то стремится, голова полна мыслями, порой тяжелыми мыслями… Когда я жил дома, так много не думал, не напрягался, а сейчас очень изменился в своем мышлении. Я все стараюсь постичь умом. Наступает ночь — смотрю в небо, хочу изучить все планеты и звезды…
Прощайте! 20.1.1942 г.

Похожие материалы

Комментарии

  1. очень очень интересные заметки.. сейчас так не говорят, и уже так не ценят отношения.. в семье и между собой.. Спасибо. Тепло было читать…

  2. изложено очень правдиво, без прикрас.. какая трудная судьба у каждого, кто жил в военное время, в любой должности, это полная отдача собственных сил на благо Родины! Меня очень тронуло,

  3. Как замечательно, что ваша семья сохранила записи. Это такая ценность в наше время. Детям, обязательно детям своим прочту!

  4. С болью в сердце читала Дневник погибшего солдата. Вот на таких парнях держится наша Родина. Вечная память.

  5. Как Вам удалось найти дневник солдата!? Это же большая удача. Правдоподобные сведения. С трепетом читала. Спасибо Вам за сведения!

  6. Спасибо, что Вам удалось найти такой материал и познакомить нас с частичкой истории нашей страны.

  7. С какой любовью солдат писал про родных, про красоту нашей Родины, и как горько читались заметки про голод, бедных солдат…настоящие Герои- светлая память погибшим солдатам

  8. Очень трогательные строки откровенно написанные, берущие за душу. Вечная Слава воинам сражавшимся с фашизмом и добившихся Победы.

  9. Как прекрасно что этот дневник сохранился у вас! Тем более сейчас в преддверие 9 мая!

  10. Душевный, простой, понятный , добрый, родной язык! Очень трогательная работа! Горжусь земляками и радуюсь.

  11. Берегите его, ведь это так важно для нас всех.

Комментарии закрыты.