Последний улей

Он знал, что умрёт весной. Его дед и отец ушли из жизни, когда набирал силу вишнёвый сад. Он давно пережил их возраст. И с каждой весной думалось: не для прощания ли с ним наряжаются в белоснежные одежды деревья?

Всё было у этого Старика. Дети и внуки. Своими руками построенный у переезда дом. Уютный сад. А ещё были пчёлы. Трудно пришлось Старику прошлой весной. Он рассеянно кивал приезжавшему доктору, обещал сыновьям подумать о больнице. Меж тем груда таблеток и пузырьков на подоконнике оставалась нетронутой. Не открывался забитый продуктами холодильник. Каждый вечер Старик наливал в таз чуть тёплую воду, садился на стул и минут пять разминал ноги, давя на вибрирующее дно. Без помощи рук вытирал ступни о махровое полотенце и спешил засунуть их в стоящие рядом валенки. Затем варил три-четыре картофелины, отрезал ломоть хлеба. Плеснув немного водки на дно граненого лафитника, Старик маленькими глотками выпивал её, не чувствуя вкуса. «Ни шагу назад!» – так называлась эта дешёвая водка. Суровый главнокомандующий в упор взирал на хозяина с яркой наклейки. Если бы не подводили глаза, можно было бы разглядеть строки из приказа №227, написанные мелким шрифтом. Но Старик, впрочем, и так его помнил:
– Ничего, товарищ Сталин, мы не отступим.
Да и отступать-то, собственно, было некуда. Он чувствовал себя в окружении. Будто жизненные силы на последнем дыхании держат оборону, но прорвётся хоть один фланг – и не удержатся, рухнут в одночасье. Утром, собрав волю в кулак, Старик заставлял себя усесться за зеркало и побриться. А потом шёл к пчёлам. Уже давно надо было проверить семьи, убрать подплесневевшие крайние рамки, поменять отсыревшие за зиму утеплители. Но Старику не под силу было этого сделать. А просить о помощи он не хотел. Целый день седой пчеловод сидел на своей маленькой пасеке и смотрел на летки-аэродромы. А пчёлы деловито вылетали из чуть приоткрытых отверстий, возвращаясь с ярко-жёлтой весенней пыльцой. В середине дня, когда уже совсем по-летнему пригревало солнце, делала первый облёт молодёжь. Видя мощный дружный вылет, стремительные движения молодых пчёл, Старик старался впитать эту природную энергию. Ему казалось, что можно зарядиться силой от своих крылатых питомцев, понять необъяснимые законы, дающие жизнь и отодвигающие хворь. Под вечер, когда суета прекращалась и лишь считанные пчёлы толкались у летков среди вынесенных крошек мусора, Старик, кряхтя, поднимался и брёл к фронтовому ужину со Сталиным. Бурно отцвёл вишнёвый сад. До усов генералиссимуса опустился уровень в бутылке. Старому солдату удалось пробить осадное кольцо смерти.
А нынешняя весна была другой. Вроде бы есть силы, и он многое может. Но почему-то ничего не хотелось. Мир потерял свою устойчивость, сделался из понятного и незыблемого мелким, глупым, смешным. Придя после войны на железную дорогу, Старик жил не оглядываясь. Он и в сигнальном жилете чувствовал себя часовым. Так чего ворошить прошлое? Теперь же будто закрутился калейдоскоп, и вся жизнь вперемешку замелькала перед ним. Ревущие «Тигры» и огни светофоров, холод окопов и крик дальнего локомотива… Будто всё и было-то не всерьёз, понарошку. И ещё казалось, что жизнь пролетела как короткое мгновение. Совсем запылился убранный с прошлой весны Иосиф Виссарионович. Ни водка, ни указы-приказы уже не действовали.
Март этого года больше напоминал зиму, да и начавшийся апрель с наглухо зашторенным серым небом утонул в просевшем, но ещё в изобилии сохранившемся снеге. И не было пчёлам ни одного подходящего денька для облёта.
Посланный Стариком на пасеку внук отвёл глаза и не ответил напрямую о сохранности ульев. До этого Зина,почтальон, поведала, что полностью погибли пчёлы в соседнем совхозе и у многих пчеловодов-любителей.
– Живые остались? – спросил Старик, внимательно глядя на растерянного мальчика.
– Остались, – внук облегченно вздохнул, коротким ответом не обманув деда, но и не расстроив его горькой правдой.
И Старик почувствовал, что в нём появилось крохотное, чуть слышное желание жить. Как в смертельном бою за Чёрный курган, когда слеп от непрерывного огня, глох от рвущихся рядом снарядов, замерзал, прижавшись к стылой земле. Казалось, что ты раздавлен, и умереть сейчас же, сию минуту – лучшее, что может быть на свете. Но где-то в душе всё-таки звенела незримая тетива жизни, заставлявшая подняться и биться за мир, который хотят уничтожить. Вот и сейчас Старик вообразил, что он последний, кто имеет связь с этими хранителями жизни – пчёлами. Ему казалось, что с их гибелью умрёт не только он, но и всё живое.
Сыновья помогли Старику добраться до пасеки. Они уже знали, что из девяти семей выжила лишь одна. Отослав детей в дом, ветеран подслеповато смотрел на последний плацдарм и прислушивался к себе. Это было уже и не окружение. Силы жизни, что оставались в нём, заняли небольшую высотку, а повсюду враги, враги, враги. Они не спешат расправиться с оставшейся ротой, куражатся, мол, сами, без нашей помощи замолкнете. И прорваться, ускользнуть поможет лишь чудо.
Время текло таявшими на прилётной доске льдинками. Старик не заметил первых смельчаков. Но потом, когда, решившись, пчёлы начали скоротечный облёт, он сначала почувствовал и только потом увидел это вынужденное движение над ледяной коркой, покрывающейся тёмными метками. И, словно прикоснувшись к спасению, Старик поверил, что сможет пробиться сквозь весну, удержаться в жизненной круговерти, сделав хотя бы ещё один виток до своего последнего цветения вишен.

Похожие материалы

Комментарии

  1. Тяжелый и эмоциональный рассказ. Читал на одном дыхании….

  2. Мне очень понравилось как вы, в подробностях, описали внутреннее состояние Старика. Его смятение и в то же время желание жить.

  3. Это моя самая любимая номинация. Я с удовольствием прочитала Ваш рассказ. Спасибо. Такое впечатление, что вы профессионал в литературе.

  4. Потрясающе! В каком-то смысле каждый из нас это этот старик, с годами уступающий свои высоты врагу… Больно, печально, но так и должно происходить. Видимо, так задумано.

  5. Ваш рассказ прочла на одном дыхании. Больше всего понравилось, что, не смотря на такую усталость, недуги, несчастья, постигшие людей, все заканчивается всё-таки хорошо. Хотя бы ещё на год, но есть надежда… Сильный рассказ. Спасибо.

  6. Прочитал и перечитал. Сильный эмоционально рассказ.

  7. Какой замечательный рассказ! Прочитала с большим интересом! Спасибо

  8. Эмоции переполняют, я не могу без слез читать истории о Великой отечественной войне, в каждой из них боль и утрата. Спасибо Вам за Ваш рассказ, меня очередной раз переполнили эмоции!!!

Комментарии закрыты.